Общество
Это лишь одно из писем в редакцию «Фомы» о кризисе в отношениях с отцом. Люди разных возрастов — от подросткового до зрелого — рассказывают о том, что столь нужное им общение с папой превращается в кошмар. Или о том, что не могут простить отца, который уже покинул этот мир. Почему утрата мира с собственным отцом переживается людьми так остро? И есть ли все же у отчаявшихся детей надежда почувствовать утраченную отцовскую любовь?

Письмо в редакцию:

Помогите разобраться, что нужно делать, чтобы научиться любить родного отца? У нас очень непростые отношения. Сейчас мне 34, с мужем развелись пять лет назад, он ушел к другой, и я с детьми вынуждена жить с родителями. Отец помогает смотреть за детьми. Но мы очень часто ругаемся, у нас просто как огонь и сено, нельзя спокойно разговаривать. Все эти пять лет я пытаюсь наладить с ним отношения, не реагировать на его оскорбления, первой подходила просить прощения много раз, каялась на исповеди, просила Божьей помощи. Но я уже начинаю опускать руки. Мы не можем мирно сосуществовать больше недели. Особенно почему-то ссоры часто возникают в посты, когда я очень стараюсь вообще вести себя по-христиански. А самое страшное, что я не чувствую никакого тепла душевного к отцу. С мамой есть это ощущение, а с папой нет. Иногда я ловлю себя на мысли, что очень хорошо, когда его нет дома, и мне стыдно. Как можно полюбить человека, который постоянно оскорбляет меня и мою маму? Я уже спрашивала батюшку в нашей Церкви, он говорит — молиться и терпеть. Но 5 (!) лет ничего не меняется. Сколько мне еще греха так собирать, я в отчаянии, кроме Бога мне и поговорить не с кем. Мама самоустраняется от наших конфликтов и всегда его оправдывает. Я понимаю, что я должна свою гордыню и нетерпимость убирать, учиться смирению, что я моложе, мне легче меняться, но ничего не получается. Что же мне делать?

Анна

На письма читателей отвечает психолог Александр Ткаченко.

Прежде чем поговорить о том, как справиться с болью, о которой пишут в редакцию многие люди, необходимо тщательно разобраться в самой природе этой боли. Ведь беда еще и в том, что роль отца в становлении личности ребенка во многом остается непонятой, плохо осознанной и потому не укорененной в сознании огромного числа наших современников.

С мамой все как-то понятнее: девять месяцев ребеночек находится с ней в состоянии физиологического слияния, дышит воздухом, который вдыхает мама, получает силы от пищи, которую она ест, чувствует ее радость и покой, страх и тревогу как свои собственные. Их сердца бьются в одном теле — мамином. Потом мама долгие месяцы носит его на ручках, кормит грудью, пеленает и моет, играет с ним, улыбается, говорит ему ласковые слова, поет баюльные песни. Это — теснейший контакт, который мало чем отличается от того слияния в единое целое, которое было характерно для периода беременности. Поэтому в младенчестве для ребенка мама одновременно представляет собой как продолжение его самого, так и весь окружающий мир в целом. На самом раннем этапе развития ребенка для него нет других объектов, кроме мамы. Мама для него — это весь мир, и одновременно мама — это он сам, та его часть, которая дает ему сладкое молоко, когда он голоден, меняет ему неприятные мокрые пеленки, жалеет животик, когда он болит.

Потом, в процессе взросления, ребенок постепенно отделяется от мамы, начинает осознавать себя как отдельную от нее личность. Ярче всего это проявляется в кризисе трех лет, или, как его еще называют — в кризисе «я сам». Когда еще вчера послушный и сговорчивый ребенок вдруг по любому поводу и даже без всяких поводов начинает спорить с мамой, возражать ей на каждом шагу, ссориться на пустом месте, завершая любую ее попытку как-то поучаствовать в его жизни категоричным заявлением «Я сам!».

Но даже после этого этапа отделения от матери ребенок продолжает ощущать ее самым важным для себя человеком в мире.

Эмоциональное слияние раннего периода жизни будет так или иначе проявляться в их чувствах на протяжении всей жизни. Поэтому в любой культуре мира образ матери — это святыня для любого человека. Мама — это мир, в самой сердцевине которого когда-то началась наша жизнь. И этот мир на бессознательном уровне всегда будет оставаться для каждого из нас надежным пристанищем среди житейских бурь. В него мы приходим, когда становится совсем плохо, когда никаких слов уже не осталось и хочется лишь одного — уткнуться носом в чье-то теплое плечо и поплакать молча. И чтоб мама, как в детстве, обняла, погладила по голове своей мягкой ладонью и тихонько сказала: «Ничего, деточка, ничего… Все потихоньку наладится».

Такова роль матери в становлении личности ребенка — давать безусловную любовь и принятие и, постепенно отпуская его от себя все дальше и дальше, подпитывать его этой любовью до тех пор, пока ребенок не повзрослеет эмоционально и не научится самостоятельно справляться со своими чувствами.

Но где во всем этом место отцу и каковы его задачи в воспитании детей? На этот вопрос ответить бывает куда сложнее.

Тезис первый:

Отсутствие отца в жизни ребенка — тяжелейшая потеря для ребенка. И значимость этой потери в современном мире многие недооценивают.

На биологическом уровне отец и мать в равной степени участвуют в появлении нового человека. Каждый из них дает ему свою часть хромосомного набора. Но потом матери необходимо проводить с ребенком существенную часть своей жизни, вынашивая и вскармливая его. А отец, поделившись своим генетическим материалом в зачатии, далее с ребенком физиологически никак не связан. Его связь — лишь эмоциональная и морально-нравственная. Если отец не любит своего будущего ребенка, если он не чувствует своей ответственности за того, кому он дал жизнь, то ничто не сможет его удержать рядом с ним. В отличие от мамочки, решившей рожать, отец может оставить и саму мать, и ее ребенка еще до его рождения. И к сожалению, за подобными примерами далеко ходить не надо.

Ребенок, выросший в семье без отца, — отнюдь не редкость в наши дни. Поэтому достаточно распространено представление о роли отца в семье как о необязательной, хотя и желательной опции: есть отец — хорошо, нет — тоже неплохо, и то, и другое — просто два различных варианта нормы. И вопрос о роли отца, таким образом, тоже превращается в нечто второстепенное и малосущественное. Ну в самом деле, к чему заморачиваться тем, без чего вполне можно и обойтись? Родить и вырастить ребеночка мама сегодня может и без отца, если обладает высокооплачиваемой профессией или просто имеет достаточно сил для того, чтобы трудиться на двух работах. Даже зачать его она может без прямого общения с отцом, через соответствующие биотехнологии. Какой-такой еще отец, о чем вы?

И с биологической, и с социальной точек зрения ничто не мешает мамочке вырастить ребенка без всякого отцовского участия. Но есть еще два важнейших аспекта жизни семьи — психологический и духовный. И в обоих отсутствие отца в семье рассматривается как тяжелейшая потеря для ребенка, компенсировать которую бывает очень трудно, а восполнить до конца — вообще вряд ли возможно.

Тезис второй:

Именно отец дает ребенку первый опыт соприкосновения с внешним миром. И беда, если это будет опыт жестокого и угрожающего мира.

В психологии отец для ребенка — это первый человек в его жизни, который не является частью их общего с мамой бытия. Это — первый другой, с которым нужно выстраивать какие-то отношения. Отец — первый представитель внешнего мира, его полномочный посол в закрытой, безопасной и защищенной материнской любовью маленькой вселенной ребенка, где до сих пор были только он сам и мама.

К маминому запаху, к нежности ее кожи, ко вкусу ее молока ребенок привык с момента рождения. Но когда он ощупывает колючие щеки папы, когда слышит его низкий голос, ощущает бережную силу его ладоней, это — опыт совсем иного общения. Знакомство с отцом — это соприкосновение с миром, в котором кроме мамы есть еще множество самых различных объектов, процессов, пространств. И от того, каким будет этот первый опыт соприкосновения с внешним миром через отца, будет зависеть вся последующая жизнь маленького человека.

В нормальном развитии, отец — его заботливый и любящий проводник в этом мире. Именно он помогает ребенку осваивать все новые и новые горизонты, чувствуя себя под надежной защитой. Он катает на ноге, как на лошадке. Он позволяет дергать себя за усы и спрашивать, как они называются. Он учит плавать и ездить на велосипеде, забивать гвозди и пилить доску острой ножовкой. Он показывает, как правильно разжигать костер и жарить на нем сосиску на палочке. И еще много-много чего показывает, рассказывает, помогает освоить и запомнить. А если вдруг окажется, что кто-то большой и сильный тебе угрожает или обижает, ты всегда знаешь, что на свете есть твой любимый большой и сильный папа. Который обязательно заступится за тебя, выручит из беды, придет на помощь, закроет собой от любой опасности.    

Дети, у которых есть такой папа, вырастают сильными, спокойными и уверенными в себе людьми. Они не боятся мира, готовы его осваивать, преодолевать трудности, служить другим людям теми талантами, которыми наделил их Бог. Потому что папа — первый в их жизни человек из этого мира — создал в их душе безопасный образ пространства вокруг них. Он шаг за шагом вводил их в мир, обеспечивая поддержку и безопасность до тех пор, пока дети сами не научились крепко стоять на ногах. Он ставил перед ними задачи и помогал их решать, пока они сами не научились определять направления своего дальнейшего развития и расти в избранном деле. Он не только стал причиной их появления на свет, он еще и ввел их в эту огромную и сложную жизнь подобно тому, как заботливый садовник постепенно выращивает из хрупкого ростка большое и сильное дерево.

Но, увы, бывает и по-другому, например когда папа безучастно валяется на диване с планшетом в руках, не обращая внимания на детей, которые просят его почитать им книжку или поиграть в шахматы. Он вроде бы как и есть. Но в то же время для детей его нет. Или же когда папа, пользуясь своим преимуществом в силе, орет на детей, щедро раздает им подзатыльники, осыпает унизительными прозвищами. И это еще не самый страшный вариант. Потому что отказ от осознанного и ответственного отцовства — это бездна, в которую можно падать бесконечно, погружая себя и свою семью во все более глубокие круги созданного тобою же маленького домашнего ада.

Понятно, что дети, выросшие рядом с таким папой, будут разительно отличаться от описанного выше варианта. В них будет много тревоги, много боли и целое море подавленной агрессии, которая либо периодически будет выплескиваться на окружающих, либо, не будучи выраженной вовне, станет потихоньку разрушать их самих. В их картине мира папа оказался послом злобной и агрессивной державы, где нет места заботе, дружескому участию и даже простому пониманию. Поэтому девизом таких выросших детей становятся знаменитые слова из песни Виктора Цоя «Весь мир идет на меня войной».

Ну и, наконец, возможна ситуация, когда папы вообще нет в жизни ребенка. Никакого. И великое благо тем детям, для которых таким проводником во внешний мир становится их самоотверженная мамочка, у которой хватает сил в придачу к своей материнской выполнять еще и функцию отсутствующего отца. Но даже при самом удачном для ребенка варианте такого воспитания в его жизни все равно останутся лакуны, слепые пятна несформированного опыта. Потому что даже самая лучшая мама не сможет дать детям того, что может дать только мужчина. Воспитание — это не просто какие-то специальные педагогические беседы, не отведенные ему часы или дни.

Ребенок воспитывается ежесекундно, через копирование поведения родителей. Но как, например, мальчику сформировать в своем сознании мужские модели поведения, если с ним рядом нет мужчины? Если он не видит, как мужчина должен вести себя конкретно в той или иной ситуации?

Ведь мужчина и женщина воспринимают мир по-разному. И для того чтобы научиться воспринимать мир по-мужски, мальчику необходим перед глазами живой пример. Потому что ребенок в раннем возрасте еще не умеет мыслить абстрактно, для него очень важен показ. Когда в семье есть папа и мама, ребенок смотрит на них и видит, как должен себя вести мужчина по отношению к женщине и как женщина должна вести себя по отношению к мужчине. Но как ему быть там, где у него нет перед глазами этих поведенческих моделей? Одной маме, даже самой умной, сильной и самоотверженной, с этой задачей не справиться.

А ведь есть и духовный аспект этих отношений. Апостол Павел уподобляет отношения мужчины и женщины в браке ни много ни мало — отношениям Христа и Церкви: Мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее… Так должны мужья любить своих жен, как свои тела: любящий свою жену любит самого себя. Ибо никто никогда не имел ненависти к своей плоти, но питает и греет ее, как и Господь Церковь, потому что мы члены тела Его, от плоти Его и от костей Его (Еф 5:25–30). И откуда же возьмется у ребенка представление об отношениях Христа и Церкви, если в его семье нет папы, который бы любил маму, как себя самого?

Мама дает ребенку жизнь и любовь, папа — силы жить и осваивать мир. И если связь с отцом у ребенка была разорвана, свое бессилие он будет ощущать в той или иной форме всю жизнь.

Тезис третий:

В духовном смысле отец выполняет для ребенка единственную, но важнейшую роль. Он символизирует для него образ Бога.

И то, каким этот образ увидят в нем его дети, во многом определит их отношения с Богом в дальнейшем. Папа может быть в глазах ребенка добрым божеством, несущим мир, радость и веру в добро. Может стать грозным демоном, оставляющим в детской душе целый набор страхов, комплексов и травм на всю жизнь. А может оказаться и «божеством спящим», чем-то вроде индуистского Брамы, когда папа у детей вроде бы есть, но его как бы и нет, поскольку он целиком погружен в свое бесконечно-глубокое и безмерно-содержательное личное бытие. Соответственно, не стоит удивляться, например, когда терпевший в детстве насилие и унижение от отца ребенок вырастает активным богоборцем. Нужно лишь понимать, что воюет он не с Богом. Его богоборчество — попытка поквитаться с отцом-насильником, ненависть к которому он теперь неосознанно переносит на Бога.

Хотя, разумеется, могут быть и другие варианты духовного развития у таких детей. Если у ребенка было много страха перед отцом, у него может сформироваться отношение к Богу как к грозному и карающему за любую провинность экзекутору. И главным вектором в духовной жизни такого человека на многие годы становится попытка избежать наказания через тщательное исполнение заповедей.    

Там, где нет возможности прямого восприятия чего-либо, человек мыслит аналогиями. Бога, по слову апостола, не видел никто и никогда. И самой близкой аналогией невидимому Богу для человека оказался образ его земного отца. Иначе бы Иисус Христос не употреблял в Своих проповедях именно этот образ с такой настойчивостью.

Бог в словах Спасителя — это не восточный деспот, способный щедро награждать особо отличившихся перед ним и жестоко карать тех, кто в чем-то провинился. Он — любящий отец, всегда готовый с нежностью принять даже самого заплутавшего и опустившегося из своих многочисленных детей.

Но к сожалению, в реальной жизни отцы бывают очень разными. Есть среди них и любящие, есть и деспоты. А есть и такие, о которых невозможно даже подумать без содрогания и отвращения. И каждый из них неизбежно запечатлевает в душе своего ребенка вполне определенный образ, чертами которого ребенок впоследствии будет наделять для себя образ Бога. Наверное, это и есть самая главная задача христианского отцовства — жить в семье так, чтобы в глазах собственных детей соответствовать евангельскому описанию отца. И постоянно сверять свое поведение с тем, что Иисус Христос открыл нам о Боге через этот образ в притчах и поучениях.

Тезис четвертый:

Заповедь о почитании родителей не оправдывает их жестокого отношения к детям

Есть простое правило в воспитании: что посеешь, то и пожнешь. Там, где отец сеял в своих детях добрые семена, он по прошествии времени получит и добрые всходы. Наивно было бы ожидать к себе со стороны выросших детей любви и уважения, если ты сам все их детство относился к ним безлюбовно, унижал и обижал их, пренебрегал их чувствами или просто жил своими интересами, вообще не замечая их существования.

Тем не менее именно такие отцы часто претендуют на любовь, уважение и заботу, буквально требуют их от своих взрослых сыновей и дочерей. В том числе — аргументируя свое требование библейской заповедью о почитании родителей. Тут и отцам, и детям важно понимать, что заповедь эта говорит не только и не столько о биологическом родительстве, сколько о духовном его аспекте. Зачастую она странным образом воспринимается родителем как некая универсальная индульгенция, позволяющая «списать» себе любой грех в том случае, если он совершен по отношению к собственному ребенку. Написано в Библии «почитай отца своего», значит — почитай, что бы я ни делал, каким бы ни был. И попробуй только вякнуть что-нибудь против.

Действительно, нарушителей этой заповеди Закон Моисеев предписывает побивать камнями: Кто злословит отца своего, или свою мать, того должно предать смерти (Исх 21:17). Но сама заповедь о почитании родителей носит не просто родовой или бытовой характер. Дело в том, что народ Израиля представлял собой прежде всего религиозное сообщество. А отец и мать в этом сообществе были для человека самыми первыми учителями Закона. Они первыми рассказывали ему о Боге, о том, как праведно жить перед Ним на земле, учили различать добро и зло. Тот, кто не почитал родителей-учителей, не почитал и сам Закон. Отвергающие же Закон — отвергали и Бога. Такова внутренняя логика этой заповеди, в которой безусловно предполагалось, что отец и мать будут словом, делом и собственным примером наставлять своих детей в праведной жизни. Если же родители не выполняли этого условия, они подвергались такому же осуждению, как и их нерадивые дети.

В Новом Завете этот принцип взаимных обязанностей и распределения ответственности между детьми и родителями был проговорен уже открыто, не оставляя места для разночтений: Дети, повинуйтесь своим родителям в Господе, ибо сего требует справедливость. Почитай отца твоего и мать, это первая заповедь с обетованием: да будет тебе благо, и будешь долголетен на земле. И вы, отцы, не раздражайте детей ваших, но воспитывайте их в учении и наставлении Господнем (Еф 6:1-4).

Увы, действительно, отцы способны раздражать своих детей, способны обижать их и даже доводить до уныния, как пишет об этом апостол Павел уже в другом своем послании: …отцы, не раздражайте детей ваших, дабы они не унывали (Кол 3:21). Поэтому если уж и апеллировать к Священному Писанию в этом больном для многих вопросе, то делать это следует и с учетом возможных прегрешений родителей перед собственными сыновьями и дочерьми. А уж какими бывают эти прегрешения, каждый из родителей, наверное, и сам знает куда лучше любого стороннего наблюдателя.

Святитель Феофан Затворник в своем толковании на это место Библии перечислил наиболее общие примеры подобного рода: «Не раздражайте детей ваших. Образом своего на них действования не доводите их до того, чтоб они могли возыметь на вас неудовольствие, серчание, досаду, гнев. Гнев вообще грешен; гнев на родителей еще грешнее. Не вводите их в этот грех. Это бывает от излишней строгости, от неразборчивой взыскательности и каких-либо несправедливостей, — от чего всего детям иногда бывает теснее рабов».

Заповедь о почитании родителей, как и любая Божья заповедь, — великое благо для людей. И к психологическим травмам у детей принцип «родители всегда правы» приводит вовсе не потому, что он устарел или вообще ошибочен. Нет, не ошибочен и не устарел. Но, как и тысячи лет назад, он может нарушаться не только детьми, но и родителями. Которые правы лишь тогда, когда сами поступают по правде Божьей.

Родителей, как известно, не выбирают. Они такие, какие есть, других у нас уже никогда не будет. И если получилось так, что отец требует от своих взрослых детей почитания к себе в агрессивных формах, таким детям следует разобраться в нескольких простых вопросах.

Действительно ли мы в чем-то провинились перед ним, или же это просто придирки, вызванные сложным характером родителя? Если это мы что-либо делаем не так, можно попытаться исправить свое поведение. Но если причиной конфликта являетесь не вы, значит, и вины за происходящее на вас тоже нет.

Что означает библейское слово «почитать»? Тут могут быть очень разные мнения, но уж во всяком случае речь не идет о том, чтобы терпеть постоянные издевательства и насилие со стороны отца. Там, где отец сам соответствует библейским требованиям к его отцовству, конфликтов, как правило, и не возникает. А в отношении отца, который ведет себя безобразно и не желает жить в мире со своими детьми, заповедь о почитании родителей сводится к заботе о нем в ситуациях, когда он по возрасту или из-за болезни сам уже не в состоянии позаботиться о себе. Купить ему лекарства и еду, заплатить коммунальные платежи, вызвать врача, организовать операцию в больнице, нанять сиделку — все это наши обязанности по отношению к родителям, которые не снимаются с нас ни при каких обстоятельствах. Но постоянно терпеть унижения и оскорбления даже от родного человека — добродетель, на которую способен далеко не каждый сын или дочь. И если вы чувствуете, что общение с отцом разрушает вас, вгоняет в уныние, по слову апостола, то лучше ограничить такое общение. Наверное, это именно тот случай, когда говорят, что родителей хорошо любить издали.

Помнить, что эмоциональное состояние любого взрослого человека — это зона его ответственности. И если кто-либо вдруг «назначил» вас ответственными за его чувства — это манипуляция, с помощью которой от вас хотят чего-то добиться.

Впрочем, оставаться в манипулятивных отношениях или нет — это наш свободный выбор. Взрослого, а тем более пожилого человека уже не переделать. Если он всю жизнь привык получать желаемое с помощью манипуляции, вряд ли получится отучить его от этого на старости лет. Важно лишь понимать, оставаясь в таких отношениях, что на самом деле вы здесь ни в чем не провинились. И не навешивать на себя вину за все прегрешения, в которых вас так настойчиво пытаются обвинить.

Помнить о собственной безопасности. Если вы видите, что поведение отца представляет реальную угрозу вашему физическому или психическому здоровью, немедленно уходите. Заповедь о почитании отца и матери дана детям для заботы о стареющих родителях. А не стареющим отцам-абьюзерам для бесконечного издевательства над своими детьми.

Заключение:

что делать, чтобы отношения с отцом перестали тебя мучить

Роль отца в жизни каждого человека уникальна. Другие люди могут лишь отчасти компенсировать две важнейшие отцовские функции — формирование у ребенка отношения к миру и к Богу. Но что же делать, если в жизни отец по каким-либо причинам не стал для нас тем, чем должен был стать по Божьему замыслу? Тут ответ простой: горевать. Дело в том, что горевание — важнейший процесс в жизни человека. Он включается там, где мы сталкиваемся с проблемой, которую невозможно решить никакими способами. Отсутствие в нашей жизни любящего, заботливого, принимающего тебя отца — это как раз невосполнимая утрата. Сердцем мы чувствуем, что это — навсегда. Что другого, более «правильного» отца у нас уже не будет. А умом боимся принять эту мысль и постоянно храним в душе иррациональную надежду на то, что отец в конце концов все же станет хорошим, начнет замечать нашу боль и радость, будет нас любить и мы наконец получим то, чего нам так не хватало от него с самого детства. И возвращение к реальности начинается как раз с осознания того, что ничего этого уже не будет. Что отец таков, каким мы его знаем. И отношения с ним нужно строить исходя не из наших детских наивных надежд, а из фактов, какими бы печальными они ни были. И лишь приняв эту реальность и отгоревав по своей потере, мы сможем выстроить настоящие, а не придуманные отношения с нашим настоящим, а не придуманным отцом. И возможно, даже полюбить его, каким бы он ни был. Потому что по-настоящему полюбить можно другого человека лишь таким, каков он есть, а не свои фантазии о нем.

   Ну а если отца вообще никогда не было в нашей жизни? Тут для верующего человека тоже есть выход. Священное Писание говорит, что Бог усыновил нас через Иисуса Христа. И что все, кто духовно соединились с Сыном Божьим в Святом Крещении, тоже становятся детьми Богу. Поэтому чем ближе мы будем становиться ко Христу, тем больше будет раскрываться перед нами любовь и забота Его Отца. Пусть мы не получили этой любви от своего отца по плоти. Но Небесный Отец никогда нас не бросал и не отрекался от нас. Просто мы не всегда умеем видеть Его благое участие в нашей жизни, потому что противимся Его воле. А воля эта наиболее полно выражена в заповедях Евангелия. И по мере укоренения в жизни по этим заповедям человек все более и более открывает для себя то самое высшее Отцовство Бога, в сравнении с которым отцовство по плоти выглядит как слабое подобие.

Сын Божий, воплотившись, дал всем сиротам мира возможность стать сынами и дочерьми Небесного Отца, получив неизмеримо большее взамен утраченного.

Потому что земное отцовство — лишь образ небесного. И даже там, где ребенок оказался его лишен, у него всегда остается возможность впустить в свое сердце поток отцовской любви от Того, Кто никогда не прекращал нас любить и Кто всегда недалеко от каждого из нас: ибо мы Им живем и движемся и существуем (Деян 17:27–28).

Эта тоска по отцовской любви всегда переплетена в душе человека из двух ветвей — стремления к отцу и стремления к Богу. И там, где одна из веточек оказывается совсем засохшей, вторая всегда остается живой, полной сил и живительных соков. Если напитаться ее любовью, то может ожить и другая веточка. И отношения с родным отцом тоже удивительным образом начнут налаживаться, даже если ты никогда в жизни его не видел. Потому что Богу возможно все.

Александр Ткаченко

Источник: Фома.Ru

7 августа 2019 г.

Общество
23 февраля 2020

С чего начинается духовная жизнь

Итак, отречься от себя и взять свой крест – это состояние, которое кажется мучением, а на самом деле парадоксальным образом является великим благословением. Здесь Христос словно говорит тебе:

– Возьми крест этот свободно, понеси его с радостью, ради любви, и следуй за Мною.

И наоборот: в несении креста своего эгоизма сокрыто много боли.

«Кто хочет душу свою сберечь, тот потеряет ее…» (Лк. 9, 24).

Кто хочет спасти себя, то есть свою душу, тот погубит крест. И речь тут не о том понятии, которое мы часто употребляем: «спасение души». Господь словно говорит нам, что кто хочет сам обрести внутреннюю полноту, тот, вместо того чтобы найти, потеряет ее:

– А кто потеряет себя не просто так, а ради Меня и Евангелия, кто погубит себя ради слов, которые Я вам говорю, тот будет спасен.

Кто хочет сам обрести внутреннюю полноту, тот, вместо того чтобы найти, потеряет ее

Кто готов потерять себя (а не погубить себя наркотиками, пищей и возлияниями ради утоления собственных похотей и желаний), тот получит вечную жизнь: «Христос взошел на Крест, потому что любит меня. Дай-ка и я взойду на крест – мой маленький крест, ведь я тоже хочу любить. И как только сделаю это, спасусь».

Это абсурдная логика Евангелия, которую мы видим осуществленной в жизни святых. Здесь я не могу не вспомнить несколько имен. Например, отца Епифания (Феодоропулоса)[1] – человека, обладавшего данными для того, чтобы быть не только преподавателем, но и ректором университета, и имевшего возможность стать не только епископом, но и архиепископом. И хотя он обладал такими качествами, и многие побуждали его пойти в этом направлении, он отвечал:

– Нет! Я хочу служить людям! И денег получать не хочу!

Он не получал священнической зарплаты, а то малое, что ему давали, раздавал, чтобы оставаться целиком преданным Божией любви. Работал редактором в одном издательском доме, получал по 50 драхм[2], чтобы можно было жить аскетом в центре Афин, на площади Омония. Это был благодатный, святой человек… Знайте, что он был кристально чистым человеком. Помню, говорю ему как-то:

– Геронда, а почему бы вам не стать епископом?

Я сам мечтал, что стану священником, и говорил себе, что, когда он станет владыкой, сразу же перейду к нему. Он устроит митрополию… Когда я сказал ему это, он внимательно посмотрел на Распятие, стоявшее перед ним, и говорит:

– Ну что тебе сказать, Нико? Я смотрю на Него, а Он мне ничего не говорит!

Он смотрел на Распятие, и Христос не говорил ему: «Возвысься», но: «Принизься».

Никогда не забуду и старца Паисия. Он испытывал сильные боли, но лицо его сияло радостью. Почему?

– Потому что сейчас, – говорил он нам, – что скажу, то и сбывается. Раньше Бог затыкал уши, говорил мне только «нет». А сейчас, поскольку я вообще не молюсь о себе, то о чем ни помолюсь для других – всё исполняется! Даже если человек не заслуживает того, чтобы это произошло.

У него имелось дерзновение к Богу. Стоя на пороге смерти, он терпел страшные боли от рака, но не умолял Его отнять у него это страдание. Напротив, использовал боль, чтобы испросить у Бога что-нибудь для других. Вот как человек губит себя, испытывает смертельную боль, но говорит: «Я умираю, чтобы свершились чудеса для других!»

Теперь представьте себе мир, состоящий из таких людей! Какой жизнью мы жили бы тогда? Жизнью, где на деле исполнились бы слова святого апостола Павла: «Никто не ищи своего, но каждый пользы другого» (1 Кор. 10, 24). А сейчас найдите где-нибудь еще такой Завет и скажите мне, что он существует, написан. Нет другого такого нигде. Только в Евангелии это можно найти. Поверьте: это говорит вам тот, кто много искал, прежде чем прочитать Евангелие.

Представьте себе общество, в котором каждый ищет блага другого, в котором мы все – братья друг другу

Представьте себе жизнь, общество, в котором каждый ищет блага другого, в котором мы все – братья друг другу. Мы для этого и ходим в церковь, и уходим в монастырь, в Церкви для этого и существует понятие «приход». Вы приходите сюда каждое воскресенье; мы вместе служим Святую литургию; вместе приносим хлеб и вино, которые суть наша жизнь; вместе причащаемся, чтобы пребывать в любви, чтобы достигнуть этой открытости между собой. Мы для того и причащаемся из одной лжицы. Как одна семья. Семья Бога. Каждое воскресенье, каждый праздник, всегда вместе. Поэтому не старайся решать свои проблемы индивидуально: так они с еще большей силой будут на тебя обрушиваться, и ты всё больше будешь погибать в них.

Но на самом деле это еще большой вопрос: семья ли мы, потому что часто мы и в церковь ходим как индивиды, словно идем в супермаркет. А в супермаркете у каждого своя тележка: он наполняет ее, платит и уходит. Нас там много, а каждый одинок. В Церкви же не так, потому что то, что мы получаем, бывает разделено, и связано это с нашим приобщением к Жизни, которое и является ответом на многие проблемы. Потому что после того, как мы изменим свою связь с Богом, наша жизнь изменится – она не станет беспроблемной, у нас появятся другие искушения, другие проблемы, но также и другие, великие решения. Отречься от себя – это состояние, требующее труда. Но когда приложишь эти духовные усилия, когда встанешь на этот путь, ты откроешь новые и великие горизонты в своей жизни.

Кто живет в своем нарциссическом мире и никого не любит, тот, если и в церковь пойдет, всё равно что сходил в супермаркет. Пошел в мясной магазин, прошелся по рынку, а потом решил и в церковь сходить, потому что хочет чего-то взять оттуда. Такой человек не идет вслед за Христом, ему нужно что-то конкретное:

– Крести моего ребенка! Венчай моего сына! Отслужи мне молебен!

А чем тебе поможет этот молебен? Ты думаешь, всё делается магическим образом? А где же Христовы слова: кто хочет – и: следуй за Мною? Где твоя готовность стать учеником? Таинства обладают благодатью, но они требуют и воли – воли, которая со-действовала бы, чтобы они могли принести плод.

Таинства обладают благодатью, но они требуют и воли – воли, которая со-действовала бы, чтобы они могли принести плод

Если хочешь помириться с мужем – иди исповедуйся!

– Ну да! Это же он виноват! – отвечаешь ты.

Тогда хоть по три молебна каждый день служи, но, пока будешь держаться этого «он виноват», ты не увидишь успеха. Пойми, что, если в эту минуту моя жизнь оборвется, Бог не станет судить меня по грехам моего мужа или жены. Он будет судить меня самого. Есть дело, которое должен сделать я. Лично. Тогда начнет действовать благодать таинств.

Поэтому духовная жизнь начинается с Исповеди. Но даже на Исповеди можно замкнуться в себе. Ты можешь побывать на Исповеди и всё равно остаться внутренне безутешным, глубоко в душе не желать спастись, не хотеть осудить себя, а продолжать искать вину в других.

«Ибо какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит? Или какой выкуп даст человек за душу свою?» (Мф.16, 26).

Под душой здесь имеется в виду вечная жизнь, к которой человек призван. Ты приобрел весь мир, но что ты заберешь с собой в час смерти? Одну лишь любовь, благое произволение, только связь с Богом ты возьмешь с собой. Если эта связь сильная, твоя жизнь может превратиться в рай. А всё остальное нас покинет. Мы ничего не можем взять с собой. Да, ты приобрел весь мир, но что у тебя останется? Что даст человек взамен за душу свою?

Многие думают, что если приобретут всё, о чем мечтают, то автоматически станут счастливыми. Только я еще не видел никого, кто стал счастливым оттого, что приобрел то, чего хотел, потому что в ту минуту, когда он приобрел это, ему уже захотелось еще столько же, а потом еще столько же. Человек не знает сытости. Есть очень богатые люди, которые всегда живут в тревоге и мучениях: то конкуренция растет, то какая-нибудь должность окажется лучше или чье-то богатство больше. И так мы заболеваем и губим свою душу.

Итак, чтобы закрепить и запечатать всё это Своим словом, Христос добавляет:

«Ибо кто постыдится Меня и Моих слов в роде сем прелюбодейном и грешном, того постыдится и Сын Человеческий, когда приидет в славе Отца Своего со святыми Ангелами» (Мк. 8, 38).

Кто слушает эти слова и презирает их, считает их неважными и бессмысленными, того постыдится Господь в Судный день. Вот как четко Христос показывает нам, какой путь единственно верный: путь страдания ради других, из любви. Только в такой жизни обретается покой и открываются дары благодати.

Христос показывает нам, какой путь единственно верный: путь страдания ради других, из любви

Это снова напоминает мне о старце Паисии. Когда у нас были проблемы (а часто проблемы бывали большими, когда с нами поступили очень несправедливо), он советовал нам так:

– Смотри, чтобы ты не поступал несправедливо, ты не богохульствовал, ты не вел себя по-скотски! Ты стой тут, и Бог скажет Свое слово! Молись, чтобы Бог сказал Свое слово!

Сам Христос сделал то же самое – передал суд Тому, Кто судит справедливо (ср. Деян. 2, 23). И Бог говорит Свое слово. Но если я возьму суд Божий в свои руки и начну уничтожать других, тогда лишусь и той малой справедливости, которой так жаждал.

Давайте снова взглянем на события, связанные с Октябрьской революцией 1917 года. Многие вышедшие тогда на улицы были правы, но лишились своей правоты, когда в конечном счете причинили больше вреда, чем претерпели. Они последовали закону ненависти: «Ты меня распял, причинил боль, а сейчас мой черед! Я и тебя распну, и других, чтобы больше не оставалось никого, кто распинает, и я снова не оказался в опасности!»

«Кто постыдится Меня и Моих слов» Господь словно говорит нам:

– Ты очевидно гораздо умнее Меня! И поскольку ты из умных, иди к таким же умным, а Я к Себе возьму таких же безумных, как Я, отрекшихся от себя.

Я считаю себя таким умным, а разорвал отношения с братом, матерью, отцом, соседом. А не кажется ли мне, что в этом моем положении нет никакой мудрости? Меня никто не интересует, мне не хочется быть добрым, зато очень хочется, чтобы мне было спокойно! Только как же я тогда до сих пор не заметил, что этот мой жизненный выбор не обеспечил мне спокойствия, не гарантировал равновесия?

«И сказал им: истинно говорю вам: есть некоторые из стоящих здесь, которые не вкусят смерти, как уже увидят Царствие Божие, пришедшее в силе» (Мк. 9, 1).

При толковании этого евангельского текста экзегеты говорят, что его смысл относится к тексту, следующему в Писании ниже, и речь идет об апостолах, это они увидят Христово Преображение. Но когда я читаю этот текст в связи с предыдущими стихами, то думаю, что здесь скорее говорится именно о тех, кто выбирает Крест любви. Именно они увидят Царство Божие в истине и силе. У них будет опыт боговидения, общения с Богом уже теперь. Так я понимаю этот отрывок. Не знаю, ошибаюсь я или нет, но я провожу связь с предшествующим текстом.

Кто встанет на этот трудный путь, те поймут Бога, осязаемо ощутят Его присутствие, пришедшее в силе, – что означает, что они увидят Божии чудеса, насладятся ими и, наверное, будут сами их совершать. Они получат великие дарования. Ибо у всех нас есть дары благодати, но они сокрыты и таинственны. Почему? Потому что если Бог откроет их нам в том состоянии, в каком мы находимся сейчас, то мы начнем использовать их друг против друга. Например, чтобы я смотрел на вас в эту минуту и понимал, как чувствует себя каждый, – для этого надо иметь очень много любви, чтобы употребить такой дар во благо, не правда ли? Или знать, где зарыты сокровища. Или видеть будущее. Сколько благодати надо иметь, чтобы Бог даровал тебе способность видеть будущее какой-то конкретной личности! И сколько любви надо иметь, чтобы не эксплуатировать этот дар в свою пользу!

Надо иметь огромную любовь, чтобы получить благодатные дарования. Поэтому благодатные дарования и становятся действенными, начинают проявляться, когда встаешь на путь любви. Только тогда. Когда ты готов использовать этот небесный дар во спасение и в помощь другому. И при этом знаешь, когда его использовать.

Благодатные дарования начинают проявляться, когда встаешь на путь любви

Старец Паисий говорил нам:

– По благодатному дару, данному мне Богом, я мог бы пойти в казарму, рассказать там, что каждый из солдат творил в своей жизни, забрать всех с командиром во главе на Святую Гору Афонскую и сделать монахами. Но Бог не хочет этого!

Какие сильные слова! Бог не хочет произвести на тебя впечатление, не хочет взять тебя в плен, не хочет схватить тебя за шиворот и притянуть к Себе. Он хочет, чтобы ты Его свободно поискал.

Вот великое благородство Бога, которым диавол не обладает. Диавол схватит тебя в охапку и даже тебе на спину запрыгнет, он хочет взять тебя в плен тут же, немедленно. А Бог хочет свободы человека, его любви, его души хочет – того, о чем мы здесь говорим. Он хочет, чтобы я сам понял ценность того, о чем Он говорит. И когда я начну идти этим путем, то постепенно, в меру моей духовной зрелости, всё, о чем говорят святые, начинает мне открываться.

Идя вперед по этому пути, в нашем общении с Богом, мы будем ощущать всё большую уверенность и смелость. Потому что мы дрожим и боимся всего в этой жизни потому, что не встали на Его путь, чтобы Он показал нам Себя.

А «увидеть Царствие Божие, пришедшее в силе», – это чудо, это значит обнаружить Небесное присутствие здесь и теперь. В конечном же счете это признак того, что ты вступил на Путь Креста, Креста любви в свободе.

 
Святые и святыни
23 февраля 2020

Поучение в неделю мясопустную. О втором пришествии Христовом

Возлюбленные братия! Недавно мы созерцали Господа нашего Иисуса Христа родившимся в вертепе, обвитым пеленами, положенным в яслях, приявшим на Себя вместе с человечеством все немощи человеческие, кроме греха; недавно мы созерцали Его, гонимого Иродом, бежащего от меча убийц в Египет, возвращающегося в Иудею, не дерзающего остановиться в ней, помещающегося на жительство в Назарет, бедном и малозначащем городе неславной Галилеи, приемлющего крещение наравне с нуждающимися в крещении, проповедующего покаяние и наступление Царства Небесного. Созерцали мы это недавно и готовимся к новому созерцанию, к новому, самому поразительному зрелищу. Чтоб соделаться по возможности человеческой достойными этого зрелища, мы намереваемся заняться предочищением своих духовных очей – ума и сердца – подвигом поста. Мы намереваемся утончить при посредстве постного подвига самую плоть нашу, чтоб эта завеса, которою занавешено духовное естество наше, не была излишне густа и непроницаема, не воспрепятствовала нам воззреть с должною чистотою, верою и умилением на распятого за нас Спасителя нашего, разоряющего на кресте средостение между нами и Богом (Еф. 2: 14). И еще ожидает нас страшное зрелище, событие самое грозное: второе пришествие на землю Господа нашего Иисуса Христа. Первое пришествие мы можем созерцать в благочестивом воспоминании, второе представлено нашему воображению Словом Божиим в чертах самых живописных и сильных. Эта живопись может спасительно потрясти наши души страхом Божиим, возбудить нас от глубокого нерадения о нашей вечной участи, как бы от сна непробудного, которым усыпила нас плотская жизнь наша. Приидет Сын человеческий во славе Своей.

Преисполнено глубокого постоянного смирения первое пришествие Господа нашего на землю и пребывание Его на ней. Все, уважаемое и высокоценимое миром, было оставлено Господом без внимания. Не благоволил Он явиться в блеске и громе земной славы; не благоволил Он явиться окруженным пышностию и великолепием; не благоволил явиться среди шума празднеств и ликований. Он пришел на землю, как в страну, в которую изгнаны преступники Божией заповеди; Он пребывал и действовал на ней, как в стране горестей, куда низвергнуты из высокого рая преступившие в раю Божию заповедь; Он пребывал и действовал на ней, как Искупитель погибших, делаясь участником всех бедствий, постигших преступное человечество. И был Он как бы одним из нищих, попираемых человеками. И был Он странником, не имевшим где главу подклонить. И был Он гоним, осыпаем бесчестиями; и постоянно воздавал Он добром за зло: Сын бо человеческий не прииде душ человеческих погубити, но спасти (Лк. 9: 56). И окончил Он земное странствование Свое смертию мучительною и позорною, смертию уголовных преступников, смертию рабов, для которых и в самом образе смерти не было общего права с гражданами мира. Таково было первое пришествие на землю Сына Божия. Будет в свое время и второе пришествие Его к нам: приидет Сын человеческий, который вместе и Сын Божий, во славе Своей. Первое пришествие Его было пришествием Искупителя, подчинившегося всем немощам человеческим, подъявшего их на Себя для уничтожения их Собою; второе пришествие будет пришествием Судии для принятия отчета от человечества в поведении человечества относительно дарованного ему Богом божественного искупления. Приидет Сын человеческий во славе Своей, и вси святии ангели с Ним: и соберутся пред Ним вси языцы (Мф. 25: 31-32), чтоб представить Ему на суд дела свои и приять от Него награды или казни, сообразно делам своим.

При получении известия о предстоящем пришествии какого-либо земного начальника и судии мы принимаем все меры, чтоб привести дела наши в должный порядок и заслужить одобрение: тем более должен нас озабочивать суд Христов, на котором решится вечная участь каждого из нас. Судия – страшен, страшен невыразимо. Страшен Он по величию, страшен Он по всемогуществу, страшен потому, что прозирает в глубины духа человеческого, и никакая тайная человеческая мысль, никакое тончайшее ощущение не сокрыты от Него. Оправдания не имеют места на суде Его: не оправдится пред Ним не только умерщвленный грехом, но и всяк живый жизнию праведности (Пс. 142: 2). Ты победиши, вопиет уже навстречу грядущему Судии вдохновенный Свыше Пророк, внегда, судити Ти (Пс. 50: 6)! Обымет трепет всех человеков, когда они встанут пред лице Судии, обымет трепет не только грешников, но и праведников. Вострепещут грешники от отчаяния, от ожидания предстоящих им мук, от того необыкновенного страха, который произведет в них переворот, имеющий тогда изменить вселенную. Они воскликнут горам и утесам: падите на ныи покрыйте ны от лица Седящаго на престоле, и от гнева Агнча. Яко прииде день великий гнева Его, и кто может стати (Откр. 6: 16)? Они вострепещут и восславословят, хотя и поздно. Когда Творец прикрыл неприступную и невыносимую славу Свою покровом смирения: тогда только тварь могла свободно владеть мыслями и чувствованиями, свободно произносить слово и свободно располагать действиями. Когда же Творец явится в славе Своей – свобода твари иссякнет пред величием славы Его, подобно тому, как эта свобода при каких либо особенных обстоятельствах, оставаясь принадлежностию нашею, как бы уничтожается насилием обстоятельств. Самые ожесточенные враги Господа, самый Синедрион, распявший Его и поклявшийся в ненависти к нему, воскликнет в сретение Судии славословием, что и Господь предрек ему: Узрите Сына человеческого седяща одесную силы, и грядуща на облацех небесных (Мф. 26: 64). Глаголю вам, яко не имате Мене видети отселе, дондеже речете, благословен грядый во имя Господне (Мф. 23: 39). Вострепещут праведники от безмерной славы явившегося Судии, они воззрят на свои правды, и эти правды представятся им при свете Высшей Правды ветхими рубищами нищих: в правдах своих они не увидят залога к помилованию своему, – будут ожидать помилования от одной бесконечной Божией милости. Самые Ангелы Божии придут в смятение и страх от открывшегося в величии Своем Бога (Лк. 21: 27), Который суд весь даде Сынови, да вси чтут Сына якоже чтут Отца (Ин. 5: 23). Бесчувственная вещественная природа не выдержит взора Сына Божия: небо свиется яко свиток, всякая гора и всякий остров двинутся с мест своих (Откр. 6: 14).

На суде Христовом потребуется в оправдание милость, как деятельное выражение любви, и заслужит помилование одна милость, как опытное доказательство любви. Милости хощу, а не жертвы (Мф, 9: 13), возвестил грядущий страшный и нелицеприятный Судия. Милость доставит оправдание возлюбившим ее, а отвергших ее предаст осуждению. Она с дерзновением предстанет пред Господом, и приведет пред Него всех питомцев своих. Она приведет тех, которые совершали ее вещественно, которые насыщали алчущую братию, принимали в домы странников, одевали нагих, посещали болящих и заключенных в темнице. Приведет милость пред Христа тех, которые творили ее сокровенно в душах своих и миловали ближнего, охраняясь осуждать ближнего при его преткновениях, прощая ему оскорбления и обиды, воздавая ему за клятву благословением и за злодеяние благотворением. Приведет милость пред Христа пастырей церковных, которые преподавали братии своей нетленную пищу – Слово Божие, которые обнаженных грехом одевали в ризы добродетелей, доставляли духовное врачевство болящим душами, и долготерпеливо посещали назиданиями своими заключенных в темницах неверия или мрачного заблуждения. Приведет милость пред Христа смиренных иноков, которые стяжали таинственное и существенное познание живущего в себе Христа, взалкались блаженною алчбою евангельской правды, потщились облечь себя в преподобие и святыню, очистились от самых утонченных недугов человечества – житейских пристрастий, и тем достигли евангельской свободы. Приведет милость пред Христа и тех, которые возмогли оказать милость лишь самим себе, посетив себя рассматриванием себя и освободив себя от нищеты, от болезни, от темницы греховной покаянием. Покаяние для ожесточенного сердца – невозможно: надо, чтоб сердце смягчилось, исполнилось соболезнования и милости к своему бедственному состоянию греховности. Когда обымется и преисполнится сердце милостию: тогда только оно делается способным к покаянию; тогда только, покинув осуждение ближних, оно может обратиться к самовоззрению, а, спасительно осудив себя, приложить к язвам своим врачевство покаяния. Христос искупил всех человеков и каждого человека Собою. Человек, который окажется способным только для милости к самому себе, и сотворит эту милость, напитав Словом Божиим гладную душу свою, напоив ее ощущениями, исходящими из Святого Духа, отвлекши от гибельного странствования по различным видам греха, введши в дом благочестия и добродетели, одеяв ее добрыми делами, исцелив прежние согрешения исповеданием их и противоположною им деятельностию, изведши себя из темницы плотского мудрования и состояния в разум и состояние духовные – признан будет соделавшим все это Самому Господу Иисусу Христу. Всех делателей своих милость приведет пред Христа и исходатайствует им у Христа помилование и вечное блаженство. Приидите скажет Он им, благословеннии Отца Моего, наследуйте уготованное вам царствие от сложения мира. Взалкахся бо, и дасте Ми ясти: возжадахся, и напоисте Мя: странен бех и введосте Мене. Наг и одеясте Мя: болен, и посетисте Менев темнице бех, и приидосте ко Мне. Аминь глаголю вам, понеже сотвористе единому братий Моих менших, Мне сотвористе (Мф. 25: 34–36, 40).

Неизвестны день и час, в которые Сын Божий прекратит жизнь мира пришествием на суд; неизвестен день и час, в которые по повелению Сына Божия прекратится земная жизнь каждого из нас, и мы будем призваны к разлучению с телом, к отданию отчета в земной жизни, к тому частному суду, прежде общего суда, который ожидает человека после его смерти. Возлюбленные братия! Будем бодрствовать и приготовляться к страшному суду, ожидающему нас на гранях вечности для невозвратного решения нашей участи навеки. Будем приготовляться, запасаясь всеми добродетелями, особливо милостию, которая заключает в себе и увенчивает собою все добродетели, так как любовь – побудительная причина милости – есть соуз христианского совершенства (Кол. 3: 14). Милость соделывает человеков, преисполненных ею, богоподобными (Мф. 5: 44, 48; Лк. 6: 32, 36)! Блаженни милостивии, яко тии помиловани будут (Мф. 5: 7); суд же без милости несотворшим милости (Иак. 2: 13). Аминь.

 
Святые и святыни
08 ноября 2019

4 ноября. Казанская икона Божией Матери

В 1611 году, зимою, св. чудотворная Казанская икона Божией Матери была отправлена обратно в Казань, но на пути туда, в Ярославле, ее встретило ополчение из Нижнего Новгорода, собранное Мининым, над которым принял начальство князь Пожарский и которое, узнав о чудесах, совершенных от иконы в Москве, взяло ее с собою и постоянно молилось перед нею, прося усердную Небесную Заступницу рода христианского о ниспослании им помощи.

Общество
30 сентября 2019

Как экстренно погасить обиду?

Все мы постоянно на кого-нибудь обижаемся и не всегда понимаем, как быстро погасить это вредное и изматывающее чувство в себе самих. Ситуация особенно обостряется перед причащением Святых Христовых Таин, к которым надо приступать с чистым сердцем. Вот только если миряне могут отказаться от причастия в случае обиды, то у единственного служащего священника такого выхода нет — ему надо служить в любом случае. Именно поэтому мы попросили пастырей рассказать о том, как уничтожить обиду максимально быстро.

Святые и святыни
20 сентября 2019

Рождество Пресвятой Богородицы

21 сентября - Рождество Пресвятой Богородицы. Событие это не описано в Новом Завете. Знания о нем пришли к нам из Церковного Предания.

Общество
21 августа 2019

Деревенская малокомплектная школа как зеркало русского пути

На сегодняшний день мы столкнулись с парадоксальной ситуацией. С одной стороны, оптимизация образования довершила процесс разрушения деревень и сёл, закрыв огромное количество школ в удалённых деревнях.

Наш адрес

Россия, Смоленская область,
пос. Темкино, ул. Советская, 25а