Общество
 

Снег еще не выпал, но голые деревья, стылая земля замерли в ожидании зимы. Баба Валя кое-как открыла калитку, с трудом доковыляла до двери, долго возилась со старым, уже тронутым ржавчиной замком, зашла в свой нетопленый дом и села на стул у холодной печи.

В избе пахло нежилым. Она отсутствовала всего три месяца, но потолки успели зарасти паутиной, старинный стул жалобно поскрипывал, ветер шумел в трубе – дом встретил ее сердито: где ж ты пропадала, хозяйка, на кого оставила?! как зимовать будем?!

– Сейчас, сейчас, милый мой, погодь чуток, передохну… Затоплю, погреемся…

Еще год назад баба Валя бойко сновала по старому дому: побелить, подкрасить, принести воды. Ее маленькая легкая фигурка то склонялась в поклонах перед иконами, то хозяйничала у печи, то летала по саду, успевая посадить, прополоть, полить. И дом радовался вместе с хозяйкой, живо поскрипывал половицами под стремительными легкими шагами, двери и окна с готовностью распахивались от первого прикосновения маленьких натруженных ладоней, печка усердно пекла пышные пироги. Им хорошо было вместе: Вале и ее старому дому.

Рано схоронила мужа. Вырастила троих детей, всех выучила, вывела в люди. Один сын – капитан дальнего плавания, второй – военный, полковник, оба далеко живут, редко приезжают в гости. Только младшая дочь Тамара в селе осталась главным агрономом, с утра до вечера на работе пропадает, к матери забежит в воскресенье, душу пирогами отведет – и опять неделю не видятся. Утешение – внучка Светочка. Та, можно сказать, у бабушки выросла.

А какая выросла-то! Красавица! Глазищи серые большие, волосы цвета спелого овса до пояса, кудрявые, тяжелые, блестящие – сияние даже какое-то от волос. Сделает «хвост», пряди по плечам рассыплются – на местных парней прям столбняк нападает. Рты открывали – вот как. Фигура точеная. И откуда у деревенской девчонки такая осанка, такая красота? Баба Валя в молодости симпатичная была, но если старое фото взять да со Светкиным сравнить – пастушка и королева…

Умница к тому же. Окончила в городе институт сельскохозяйственный, вернулась в родное село работать экономистом. Замуж вышла за ветеринарного врача, и по социальной программе «Молодая семья» дали им новый дом. И что это за дом был! Солидный, основательный, кирпичный. По тем временам особняк целый, а не дом.

Единственное: у бабушки вокруг избы – сад, всё растет, всё цветет. А у нового дома внучки пока ничего вырасти не успело – три тычинки. Да и к выращиванию Светлана, прямо скажем, была особо не приспособлена. Она хоть девушка и деревенская, но нежная, бабушкой от любого сквозняка и тяжелого ручного труда оберегаемая.

Да еще сын родился, Васенька. Тут уж некогда садами-огородами заниматься. И стала Света бабушку к себе зазывать: пойдем да пойдем ко мне жить – дом большой, благоустроенный, печь топить не нужно. А баба Валя начала прибаливать, исполнилось ей 80 лет, и как будто болезнь ждала круглой даты – стали плохо ходить когда-то легкие ноги. Поддалась бабушка на уговоры.

Пожила у внучки пару месяцев. А потом услышала:

– Бабушка, милая, я тебя так люблю – ты же знаешь! Но что ж ты всё сидишь?! Ты ж всю жизнь работаешь, топчешься! А у меня смотри – расселась… Я хозяйство хочу развести, от тебя помощи жду…

– Так я не могу, внученька, у меня уже ножки не ходят… старая я стала…

– Хм… Как ко мне приехала – сразу старая…

От переживаний, что не справилась, не помогла любимой внучке, баба Валя совсем слегла. Ноги шаркали по полу медленно, не желая двигаться…

В общем, вскоре бабушка, не оправдавшая надежд, была отправлена восвояси и вернулась в родной дом. От переживаний, что не справилась, не помогла любимой внучке, баба Валя совсем слегла. Ноги шаркали по полу медленно, не желая двигаться, – набегались за долгую жизнь, устали. Дойти от постели до стола превратилось в трудную задачу, а до любимого храма – в непосильную.

Отец Борис сам пришел к своей постоянной прихожанке, до болезни деятельной помощнице во всех нуждах старинного храма. Внимательным глазом осмотрелся. Баба Валя сидела за столом, занималась важным делом – писала свои обычные ежемесячные письма сыновьям.

В избе холодновато: печка протоплена плохо. Пол ледяной. На самой теплая кофта не первой свежести, грязноватый платок – это на ней-то, первой аккуратнице и чистюле; на ногах стоптанные валенки.

Отец Борис вздохнул: нужна помощница бабушке. Кого же попросить? Может, Анну? Живет недалеко, крепкая еще, лет на 20 моложе бабы Вали будет. Достал хлеб, пряники, половину большого, еще теплого пирога с рыбой (поклон от матушки Александры). Засучил рукава подрясника и выгреб золу из печи, в три приема принес побольше дров на несколько топок, сложил в углу. Затопил. Принес воды и поставил на печь большой закопченный чайник.

– Сынок, дорогой! Ой! То есть отец наш дорогой! Помоги мне с адресами на конвертах. А то я своей куриной лапой напишу – так ведь не дойдет!

Отец Борис присел, написал адреса, бегло бросил взгляд на листочки с кривоватыми строчками. Бросилось в глаза – очень крупными, дрожащими буквами: «А живу я очень хорошо, милый сыночек. Всё у меня есть, слава Богу!» Только листочки эти о хорошей жизни бабы Вали – все в кляксах размытых букв, и кляксы те, по всей видимости, соленые.

Анна взяла шефство над старушкой, отец Борис старался регулярно ее исповедовать и причащать, по большим праздникам муж Анны, дядя Петя, старый моряк, привозил ее на мотоцикле на службу. В общем, жизнь потихоньку налаживалась.

Внучка не показывалась, а потом, через пару лет, и тяжело заболела. У нее давненько были проблемы, и свои недомогания она списывала на больной желудок. Оказался рак легких. Отчего такая болезнь ее постигла – кто знает, только сгорела Светлана за полгода.

Муж буквально поселился на ее могиле: покупал бутылку, пил, спал прямо на кладбище, просыпался и шел за новой бутылкой. Четырехлетний сын Вася оказался никому не нужен – грязный, сопливый, голодный. Взяла его Тамара, но по своей многотрудной деятельности агронома внуком ей заниматься было некогда, и Васю стали готовить в районный интернат.

И тогда в коляске старого «Урала» к дочери приехала баба Валя. За рулем восседал толстый сосед дядя Петя, одетый в тельняшку, с якорями и русалками на обеих руках. Вид у обоих был воинственный. Баба Валя сказала коротко:

«Пока я жива, Васеньку в интернат не отдам», – отрезала бабушка.

– Я Васеньку к себе возьму.

– Мам, да ты сама еле ходишь! Где тебе с малым справиться! Ему ведь и приготовить, и постирать нужно!

– Пока я жива, Васеньку в интернат не отдам, – отрезала бабушка.

Пораженная твердостью обычно кроткой бабы Вали, Тамара замолчала, задумалась и стала собирать вещи внука.

Дядя Петя довез старого и малого до хаты, выгрузил, а потом почти на руках транспортировал обоих в избу. Соседи осуждали бабу Валю:

– Хорошая такая старуха, добрая, да, видимо, на старости лет из ума выжила: за самой уход нужен, а еще ребенка привезла… Это ж не кутенок какой… Ему забота нужна… И куда только Тамарка смотрит!

После воскресной службы отец Борис отправился к бабе Вале с недобрыми предчувствиями: не придется ли изымать голодного и грязного Ваську у бедной немощной старушки?

В избе оказалось тепло, печь основательно протоплена. Чистый, довольный Васенька на диване слушал пластинку со старинного проигрывателя – сказку про Колобка. А бедная немощная старушка легко порхала по избе: мазала перышком противень, месила тесто, била яйца в творог. И ее старые больные ноги двигались живо и проворно – как до болезни.

– Батюшка дорогой! А я тут это… ватрушки затеяла… Погоди немножко – матушке Александре и Кузеньке гостинчик горяченький будет…

Отец Борис пришел домой, еще не оправившись от изумления, и рассказал жене об увиденном. Матушка Александра задумалась на минуту, потом достала из книжного шкафа толстую синюю тетрадь, полистала и нашла нужную страницу:

«Старая Егоровна отжила свой долгий век. Всё прошло, пролетело, все мечты, чувства, надежды – всё спит под белоснежным тихим сугробом. Пора, пора туда, где несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание… Как-то метельным февральским вечером Егоровна долго молилась перед иконами, а потом легла и сказала домашним: “Зовите батюшку – помирать буду”. И лицо ее стало белым-белым, как сугробы за окнами.

Домашние позвали священника, Егоровна исповедалась, причастилась, и вот уже сутки лежала, не принимая ни пищи, ни воды. Лишь легкое дыхание свидетельствовало: душа еще не улетела из старческого неподвижного тела.

Дверь в прихожей раскрылась: свежий порыв морозного воздуха, младенческий крик.

– Тише, тише, у нас тут бабушка умирает.

– Я ж младенцу не заткну рот, она только что родилась и не понимает, что плакать нельзя…

Из роддома вернулась внучка старой Егоровны, Настя, со смешным, красненьким еще младенцем. С утра все ушли на работу, оставив умирающую старушку и молодую мамочку одних. У Насти еще толком не пришло молоко, сама она, неопытная, не умела пока приладиться к дочери, и младенец истошно орал, сильно мешая Егоровне в ее помирании.

Умирающая Егоровна приподняла голову, отсутствующий блуждающий взгляд сфокусировался и обрел ясность. Она с трудом села на кровати, спустила босые ступни на пол и стала шарить слабой худой ногой в поисках тапок.

Когда домашние вернулись с работы, дружно отпросившись пораньше по уважительной причине (умирающая, а может, уже испустившая последний вздох бабушка), то обнаружили следующую картину: Егоровна не только не собиралась испускать последнего вздоха, но, напротив, смотрелась бодрее обычного.

Она решительно передумала помирать и бойко ходила по комнате, баюкая довольного, умиротворенного наконец младенца, в то время как обессиленная внучка отдыхала на диване».

Александра закрыла дневник, глянула на мужа, улыбнулась и закончила:

– Моя прабабушка, Вера Егоровна, меня очень полюбила и просто не могла позволить себе умереть. Сказала словами песни: «А помирать нам рановато – есть у нас еще дома дела!» Она прожила после этого еще десять лет, помогая моей маме, а твоей теще Анастасии Кирилловне растить меня, свою любимую правнучку.

И отец Борис улыбнулся жене в ответ.

Источник Православие.RU

Семья
10 января 2018

О религиозном воспитании в школе и дома

Первое, что я хотел бы сказать о воспитании детей: дети – не наше будущее, дети – наше настоящее.

Культура
09 января 2018

Кесарево кесарю, а Божие Богу

Господь уготовал нам жить в такой век, когда информация обрушивается на нас почти в любом месте. Дома ли мы или гостим у кого-то, на работе ли с сослуживцами, или просто идем по улице, с домочадцами ли пребываем или направляемся в храм – и там, если и не на богослужении, то после него новости разного свойства всенепременно нас подстерегают. А уж если включить телевизор или радио – то уж куда деваться-то… тут же обрушатся на нас с преизбыточной своей полнотой. Может быть, не так в монастырях, что далеко от городов, но тут мне затруднительно что-либо с уверенностью сказать, потому как мирянин.

Вот и ныне – грядет гражданский Новый год, и от новости сей затвориться мы не в силах. А надо ли? И если надо, то насколько, чтобы если не получить пользу, то по крайней мере не повредить себе и ближним?

Проявить смирение и разумение

Прежде всего, надо нам осознать, что по сути своей гражданский Новый год, как дата календаря, не несет в себе никакого языческого или богоборческого подтекста. Я говорю о дне сегодняшнем, а не о той цели, с которой вводился новый календарь в России. Надо исходить из того, что значительно больше половины наших сограждан, даже из числа тех, кто называет себя православными, являются людьми нерелигиозными. Они обмирщены и видят в этом дне возможность либо собраться за столом, либо, нарушив привычный распорядок жизни, отправиться ночью на каток, или гулять по городу, или в гости к ближним – встряхнуться, забыть накопившееся раздражение за весь рабочий год и разрядиться так, как они это умеют. Не стоит сейчас полемизировать о том, что раздражение вовсе не следует копить и что застолье не способ от него избавиться – это известно худо-бедно воцерковленным, а прочим иное пока непонятно и неизвестно.

Излишняя нравоучительность пользы не принесет

Для них не существует поста, им неясен его смысл (разве что пока им думается, что пост сродни диете – это им более понятно), и излишняя нравоучительность будет ими, в эти дни особенно, воспринята в штыки и пользы не принесет. А вред принести может. И в первую очередь нам самим.

А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое, чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне (Мф. 6, 17–18).

Как нам исполнить эти слова Спасителя?

Да вот прямо в буквальном смысле: в дни, столь важные для наших нерелигиозных ближних, надо проявить нам смирение и разумение.

И Богу угодить, и не человекоугодничать

Разумение – в том, чтобы самим не разделить ночные пиршества, Богу неугодные, и громкие празднования, в дни поста неуместные.

Смирением – в том, чтобы не предстоять перед ними с кислыми лицами и не бубнить денно и нощно о проклятых большевиках, празднованием Нового года изгладивших из сердец россиян памятование о смысле Рождества Христова, о недосягаемой высоте и важности этого Праздника.

Мне видится, что за лучшее будет и их поздравить с Новым годом, даже и подарки подарить небольшие, как знак внимания, и, может, даже, где это возможно, и присесть за стол на короткое время, сохраняя для себя пост, но делая это по возможности в тайне. И сотворить все это так, чтобы и Богу угодить, и не человекоугодничать.

Мы все живем в миру

Тогда фарисеи пошли и совещались, как бы уловить Его в словах.

И посылают к Нему учеников своих с иродианами, говоря: Учитель! мы знаем, что Ты справедлив, и истинно пути Божию учишь, и не заботишься об угождении кому-либо, ибо не смотришь ни на какое лице; итак скажи нам: как Тебе кажется? позволительно ли давать подать кесарю, или нет?

Но Иисус, видя лукавство их, сказал: что искушаете Меня, лицемеры? покажите Мне монету, которою платится подать. Они принесли Ему динарий.

И говорит им: чье это изображение и надпись?

Говорят Ему: кесаревы. Тогда говорит им: итак отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу (Мф. 22, 15–21).

Часто некоторые из нас уподобляются фарисеям из притчи, пытаясь уловить либо тех, кто рассуждает о том, что вовсе не грех в гражданский Новый год разделить стол и развлечения с окружающими, либо тех, кто говорит о том, что любое упоминание о дне этом без ненависти к нему есть предательство Христа.

Но мы имеем на тех и других слово Спасителя: отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.

Мы все живем в миру, в своем Отечестве. Пока еще земном… Бог даст – и в Небесное, каждый в свое время, переберемся по милости Его. Но покуда этого не произошло, мы должны помнить, что имеем над собой и кесаря – правителя.

Календарь гражданский нас не обязывает к тому, чтобы следовать всем его рекомендациям и с жадностью отмечать все красные его даты. Но и игнорировать его мы не в силах. Кто глаголет о том, что целиком освободился от гражданского календаря, тот лукавит, потому как без оного ни билеты не закажет, ни к вылету вовремя не прибудет, прогуляет дни рабочие и явится к закрытым дверям магазина… Так что целиком от гражданского календаря мы освободиться не можем – это кесарево.

А Божие – это когда мы свою жизнь духовную сообразуем с календарем Небесным – церковным. Когда свой распорядок соотносим с праздниками, с постами и днями памяти святых, с Причастием и с подготовкой к нему, сообразуясь с тем, как нам помогает это понять Церковь-Мать.

Есть праздники гражданского календаря, участие в которых нам, можно сказать, категорически не рекомендуется, потому как дни эти несут открытый богоборческий и богопротивный характер. Простейшим примером может быть годовщина кровавой революции 1917 года.

Но есть праздники нейтральные по своей природе – тот же День защитника Отечества или день Конституции России. И праздник гражданского Нового года также относится к тем, что в существе своем не имеют ничего греховного. Греховными их можем сделать мы сами, своим небогоугодным к ним отношением. Или же мы можем придать таковым дням добрый смысл.

Отдать Богу первородное и лучшее

Богу полагается первая и лучшая часть

Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу.

Но надо помнить – Богу полагается первая и лучшая часть.

Авель также принес от первородных стада своего и от тука их (Быт. 4, 4).

Потому погрузиться в застолье и безудержное веселье в гражданский Новый год, а после, уставшим и захмелевшим, перекрестив лоб, упасть в кровать, будет решением ошибочным.

Чтобы отдать Богу первородное и лучшее, надо бы вечером быть в храме на богослужении, помолиться и попросить благословения на дни грядущие. Да, для нас этот день, в настоящем своем понимании, Новым годом не является: наш Новый год – индикт – мы празднуем первого сентября (14 н.ст.). Но мы должны понимать, что Церковь с уважением относится к государству. Так, мы знаем, что брак, зарегистрированный государством, хотя и не является союзом, освященным Богом, но уже и не является блудным сожительством.

Также и гражданский Новый год, хотя и не является для нас праздником, но, проявляя уважение к государству, Церковь благословляет в этот день совершать благодарственные молебны и испрашивать благословения Божьего на гражданское новолетие.

В качестве миссии, как пример иного понимания праздника и иного, духовного наполнения его, Церковь, на усмотрение настоятелей храмов, благословляет ночную литургию в день гражданского Нового года. И надо сказать, что это очень наглядная миссия, в первую очередь для тех, у кого в семье есть как воцерковленные, так и невоцерковленные православные (а таких семей в нашей стране, наверное, большинство).

Отдав Господу лучшую часть этого дня и благословив ястие, уже не будет грехом для каждого из нас отдать и кесарю (в том числе и ближним) их часть, избегая для себя самих всех излишеств – как в еде, так и в веселии. Так мы и заповедь соблюдем, и проявим любовь к ближним своим, и не соблазном для них явимся, а живым примером к назиданию.

И не исключено, что через пару-другую лет кто-то из тех, кто сегодня посмеивался над православными, встречающими бой курантов не с бокалом шампанского, а с крестным знамением, под возглас священника: «Благословенно Царство Отца и Сына, и Святаго Духа, ныне и присно, и во веки веков», станет рядом в храме и тем самым исправит стопы свои ко благоугождению Господу нашему Иисусу Христу, Которому слава, честь и держава подобает со Безначальным Его Отцом и со Святым Духом, всегда, ныне и присно и во веки веков!

Источник: Дмитрий Филин

Общество
09 января 2018

Свет в окне

«В жизни сей нужен сочувственный взор, ласковое слово… то, что в мире самое редкое и самое великое сокровище – внимательное сердце».

Культура
07 января 2018

Алия Нуракишева. Избранные работы

Алия (в крещении Александра) Нуракишева  – талантливая московская художница, которая вот уже несколько лет сотрудничает с Издательством Сретенского монастыря. В 2012 г. вышло подарочное  издание стихов иеромонаха Романа (Матюшина)  с изумительными  акварелями Нуракишевой. В 2018 году Сретенский монастырь планирует издать Библию, для которой Алия создала 90 разворотных и постраничных иллюстраций. Перед художницей была поставлена сложная задача проиллюстрировать Священное Писание в реалистической манере, осветив библейские события в духе Предания Православной Церкви.

В настоящей подборке представлены портреты, этюды, рисунки и иллюстрации разных жанров.

Нуракишева Алия Саятовна (в крещении Александра) родилась в Москве в 1979 г. В 2000 г. с отличием окончила Театральное художественно-техническое училище по специальности «художник по гриму и прическе». С 1997 по 2011 гг. работала в московских театрах «Современник», «Геликон-Опера» и «Новая Опера», на ВГТРК «Культура» как художник-гример.

В 2001 г. крестилась в Православной Церкви.

В 2002 г. поступила на отделение живописи в Российскую академию живописи, ваяния и зодчества под руководством проф. Ильи Глазунова. Училась в портретной мастерской проф. Д.А. Слепушкина. В 2008 г. защитила дипломную картину «Сестры Пюхтицкого монастыря на покосе».

В 2007 г. на Всероссийской художественной выставке «От Древней Руси к новой России» удостоена первой премии за «Портрет архимандрита Иоанна (Крестьянкина)».

Много работает в жанре реалистического портрета, пейзажа, исторической живописи. С 2010 г. занимается и книжной графикой. В 2012 г. в Издательстве Сретенского монастыря вышло иллюстрированное издание стихов иеромонаха Романа (Матюшина) с иллюстрациями Алии Нуракишевой. В 2014 г. в Издательстве Московской Патриархии издан Акафист святым Петру и Февронии Муромским с иллюстрациями.

В настоящее время Алия работает над иллюстрациями к Библии для детей, которая готовится к публикации в Издательстве Сретенского монастыря.

Основной темой творчества Алии Нуракишевой стала жизнь Церкви в разных ее проявлениях.

Работы художника хранятся в фонде Академии живописи, ваяния и зодчества и частных коллекциях России, Европы, США.

Участие в выставках:

  • 2007 г., Москва. Выставка в ЦВЗ «Манеж» в честь 20-летия РАЖВиЗ под руководством Ильи Глазунова
  • 2007 г., Москва. Всероссийская художественная выставка «От древней Руси к новой России»,
  • 2011 г., Москва, ЦВЗ «Манеж». Х Юбилейная выставка-форум «Православная Русь»
  • 2013 г., Москва, Выставочный зал Торгово-промышленной палаты на Ильинке. Персональная выставка акварелей Алии Нуракишевой
  • 2014 г., Москва. Выставка «Ступени мастерства» работ студентов и преподавателей РАЖВиЗ
  • 2017 г., Астана, ДКЦ им. Свв. Кирилла и Мефодия. Персональная выставка «Стремится душа моя к Богу…»
  • 2017 г., Астана, Российский центр науки и культуры. Персональная выставка «Гляжу в окно на белый свет»

Публикации, интервью:

  • Роман (Матюшин), иеромонах. Избранное. М., Издательство Сретенского монастыря: 2012.
  • Акафист святым Петру и Февронии. М., Издательство Московской Патриархии: 2014.
  • «Свете Тихий»: передача на Радио-1 от 12.02.2017 г.

Источник: Алия Нуракишева

Святыни
03 августа 2017

Ильин День

Как и любой другой народный или православный праздник, Ильин день имеет свои традиции и обычаи. В этот день сочетаются и языческие обряды, и церковные. Их не так много, как у других праздников, но они есть, а также с Днем Ильи связано много примет.

  • На Ильин День обязательно просили хорошей погоды и богатого урожая. Если долго не было дождя — у Ильи просили обильные осадки, если осадков выпало слишком много, то просили немного солнца и даже небольшой засухи.

На Илью молятся и просят о благополучии в доме. А если кто-то из родственников или друзей болеет, то просят здоровья для этого человека.

  • Что касается Церкви, то в этот день на службах читаются божественные литургии, а также устраивается крестный ход. Огородники приносят в церковь семена, чтобы освятить их и положить начало будущего хорошего урожая.
  • В каждом доме принято устраивать большую трапезу. За длинным столом собираются соседи, родственники, друзья, а нередко воссоединялось и несколько сел. Хозяйки пекут круглые лепешки, тушат баранину и свинину, пекут хлеб. На Ильин День уделяют внимание бездомным людям и тем, кто нуждается в еде или деньгах.
  • Вечером, после праздничного застолья, народ выходит на улицы, чтобы посетить ярмарки, спеть песни, потанцевать, принять участие в разных конкурсах и играх.

Одной из самых известных и важных традиций является то, что нельзя было купаться в водоемах. А если на улице шел дождь, то никто не выходил из дома. Эта традиция связана больше с языческими временами. По поверью в воду проникает всякая нечистая сила, поэтому попадать под нее или погружаться в водоемы нельзя было.

Иначе скот может не пережить год, а хозяин останется без урожая и пропитания. Вообще с этого дня считалось, что водоемы уже будут холодными и никто больше в них купаться не должен.

Еще одной интересной приметой было покрытие крыши дома ильинской соломой. Ее подготавливали заранее, взяв от первого снопа. На Ильин День солому нельзя было перевозить в телеге, она должна была быть уже в доме. В сам же праздник соломой покрывали крышу, как бы уберегая свое жилище от невзгод, болезней и других напастей.

Несмотря на то, что в этот день не принято работать, все же 2-го августа, если не было дождя, а бывало это редко, заготавливали различные травы и растения: бессмертник, василек, душицу, календулу, кориандр, малину, овес, ромашку и другие.

Семья
07 июля 2017

Повесть о Петре и Февронии Муромских

I

Есть в русской земле город, называемый Муромом. Правил в нем когда-то благоверный князь по имени Павел. Дьявол же, искони ненавидящий род человеческий, сделал так, что крылатый змей стал летать к жене того князя на блуд. И волшебством своим перед ней он являлся в образе самого князя. Долго продолжалось такое наваждение. Жена же этого не скрывала и рассказала обо всем, что с ней произошло, князю, мужу своему. Злой змей же силой овладел ею.

Пожертвование на обустройство храма

Наш адрес

Россия, Смоленская область,
пос. Темкино, ул. Советская, 25а